Не плачь

-Не плачь, — утешала Верена своего пятилетнего сына Степана,- и не бойся, никаких ведьм, волшебников и прочих подобных сил не существует на самом деле. Ну вот вспомни сам, ты когда нибудь кого-то подобного встречал?
Ребенок отрицательно покачал головой и всхлипывая сказал:
-Почему же тогда про них столько разных историй придумывают, мне страаашно,я боюсь спать, — произнес он дрожащим голосом и с головой залез под одеяло.
Верена аккуратно отодвинула одеяло, погладила сына по голове, улыбнулась и твердо сказала:
-Ты мне веришь сынок? Нет их , не бойся, спи. Я посижу здесь, пока ты заснешь.
Сын послушно закивал, улыбнулся сквозь слезы , обнял мать за шею, она поцеловала
его в лоб, и сидела рядом, пока не услышала ровное дыхание. Ее мальчик уснул, она
погасила свет и тихонько на цыпочках вышла из комнаты, осторожно закрыв за
собой дверь.
Она пошла к себе в комнату, не переставая думать о том, что ей сказал сын. «Он такой впечатлительный,- с тревогой думала она,- что же будет, когда он все узнает!» У нее оставалась одна надежда, что он вырастет и будет готов к этому.
Верена вздохнула и открыла окно, закрыла глаза, подняла голову к небу,  сконцентрировалась и обернулась летучей мышью. Шурша крыльями вылетела в
открытое окно и полетела навстречу ночи.
Так происходило каждую ночь уже на протяжении долгих веков, потому что
родилась она в 1616 году… в темные времена, когда таких, как она сжигали на костре: она обладала способностями, которые получила по наследству от своих родителей, но была намного сильнее их. Когда ей исполнилось двадцать лет, и она должна была сделать выбор, остаться такой как все или начать использовать свои способности, Верена выбрала второе. В то время это называлось колдовством, но на самом
деле она просто обладала возможностями, которые на ее родной планете Земее были
абсолютно нормальным явлением. Ее далекие предки прелетели на планету
Земля, когда на ней еще только зарождалась жизнь и были такими же сильными как она, однако за многие века смешались с местным населением планеты , и постепенно такие , как Верена стали рождаться все реже и реже. Однако ее отец и мать оба обладали этим чудесным даром, может быть поэтому она оказалась такой сильной. Она могла не только читаль мысли, но и проникать в сознание других людей,
корректировать его, как считала нужным, могла исцелять серьезные болезни, кроме
смертельнх, могла передвигать предметы с помощью мысли, могла летать, обернуться летучей мышью и спешить на помощь тем, кому это было необходимо, и она обладала даром вечной жизни, конечно если не сожгут на костре. Несмотря на то, что в то время таких как она называли ведьмами и колдунами, выискивали и нещадно убивали, никогда не использовала она свои силы во зло людям. Когда казнили ее родителей, Верена стала очень одинока , а последующее чудовищное истребления остальных сделало ее единственной колдуньей на Земле. Много времени она скиталась по миру, живя то там то здесь, помогая людям, но не вступая ни с кем в контакт. Так было, пока в конце 20 века она не встретила его. В 20 веке уже не было старшно общаться с людьми, мода сжигания на кострах прошла, мракобесие сменилось научным подходом и можно было больше не прятаться, но осторожность все таки была не лишней, если бы люди узнали про ее способности, то начали бы изучать как подопытную крысу, а такая перспектива ей не улыбалась. Но за много лет она научилась не выдавать себя, поэтому без всяких осложнений закончила ВУЗ и устроилась на работу . Тимофей был ее сотрудником, однако она не обращала на него никакого внимания , пока ее не
отправили в другой город на курсы повышения квалификации. Устроившись, она
пошла прогуляться и посмотреть город, когда неожиданно наткнулась на него… Он учился в местном юридическом ВУЗе и приехал сдавать очередную сессию. Десять
незабываемых дней и ночей они провели вместе, а потом сессия закончилась, и он уехал назад, а Верене предстояло пробыть в том городе еще месяц. Она сразу поняла, что у нее будет ребенок, поэтому когда к моменту отъезда домой это подтвердилось,
совершенно не удивилась. Она знала, что Тимофей женат, поэтому вернувшись, ничего ему не сказала, а вскоре он нашел другую работу и уволился. Больше она его никогда не видела. Верена летела по ночному городу, думая о сыне. Он такой маленький, а уже так не приемлет свою сущность. «Хорошо, что у него будет выбор,» -подумала она. Способности начинают проявляться в 20 лет, когда организм полностью сформирован, но если не начать их использовать, то можно прожить жизнь обычного человека.
Годы шли, Степан рос, и Верена даже глазом моргнуть не успела, как ее сын стал совсем взрослым . «Сегодня Степану исполняется 20. Я должна поговорить с ним, но как?! ,-думала Верена, Степан на тему волшебства вообще не хотел разговаривать и всегда высмеивал тех, кто верил , как он говорил , в подобную чушь.
Но выхода не было. Она знала то, чего еще не знал он сам, ее сын обладал настолько
сильными возможностями, что нечаянно по незнанию мог сделать что нибудь
непоправимое.
-Степан,-позвала она, когда услышала звук открывшейся входной двери. Сын вернулся из Университета.
-Да мам, я сейчас иду.
Он зашел в кухню, и у нее перехватило дух. Ее сын был безумно красив. Темные волосы, смуглая кожа, черные глаза и белозубая улыбка, росто метр девяносто и фигура достойная лучшего модельного агества. Он подошел, обнял ее и поцеловал в щеку.
— Мам, если бы я не знал сколько тебе лет, я не дал бы тебе больше 20 лет ! Скоро ты
будешь выглядеть моложе меня,- пошутил он, расхохотался и закружил ее. Верена была изящной платиновой блондинкой с карими глазами, молочного цвета кожей и очаровательными ямочками на щеках, когда она улыбалась.
-Об этом то я и хочу с тобой поговорить,- грустно сказала она,- и еще много о чем.
Сядь.- Она тихонько высвободилась из его сыновних объятий и начала свой рассказ.
Степан слушал и постепенно менялся в лице, пока от радостного выражения не осталось и следа, и его лицо не стало совершенно непроницаемым. Мать закончила и со страхом взглянула на него.
-Ты…я не знаю, что сказать! Я не верю тебе, где ты наслушалась такой чепухи!
Велена печально посмотрела на него, закрыла глаза, подняла голову вверх и
поднялась над полом. Затем плавно опустилась, посмотрела на стоящий перед
нею стул, и он начал двигаться, а затем и вовсе исчез. Через минуту появился в другом конце комнаты. Степан закрыл лицо руками.
-О боже сказал он. Как же так! Зачем! Это ужасно…Ты меня все время обманывала! Как ты могла!
-Я тебя не обманывала, когда говорила, что тебе нечего бояться, кроме меня никого
подобного не осталось. А тебе не обязательно использовать эти способности, я же
объяснила тебе! -Уговаривала его Верена.
Он не слушал, лишь в страхе смотрел на нее.
-Я хотел познакомить тебя с моей девушкой, мы собираемся пожениться, я сделал ей
предложение, но теперь это невозможно. Моя мать-колдунья, кошмар! Мало того, что я не знаю, кто мой отец, так еще и это! Он помолчал несколько минут, задумавшись,
потом жестко сказал:
-Я ухожу, пойду договорюсь с кем нибудь из друзей, поживу в общежитии, а девушке
своей скажу, что я сирота! Нет у меня никаких сверхспособностей! Я не хочу иметь
с тобой ничего общего!
-Степан!- Крикнула она, но он стремительно вышел из кухни, хлопнув дверью.
Верена разрыдалась, она поняла, что только что потеряла сына. Ей сложно было
оставаться, и она вскоре уехала из города, жить рядом со Степаном и не
общаться с ним было бы ужасной невыносимой пыткой. Верена отправилась
путешествовать, побывала во многих странах, помогая везде, где только могла, загружая себя работой до изнеможения, лишь бы заглушить боль, которая поселилась внутри ее. Годы летели, и в конце концов она так затосковала, что решила вернуться и будь что будет… Прошло пять лет.. Степан сидел в больничной палате у кроватки умирающей дочери. Когда его любимой малышке поставили страшный диагноз -неоперабельный порок сердца, он потерял дар речи. Он не запомнил
медицинских терминов, только понял, что ей оставалось жить несколько дней. Его жена, София, была настолько слаба после родов, что он боялся ей об этом говорить, она могла не выдержать такого горя. Он думал о том, как они были счастливы, когда наконец София забеременела, все шло хорошо, ничто не предвещало беды. Когда до родов оставалось две недели, София позвонила ему на работу и сказала, что ей очень плохо. Он срочно помчался домой и нашел ее на полу в коридоре в луже крови. Он
подхватил ее и повез в больницу. Роды длились долго, он в страхе сидел в холле и
ждал. Когда врач наконец то вышел к нему, казалось прошла целая вечность. Врач
долго объяснял ему ситуацию, говорил, слава богу, что София осталась жива, но
детей у нее уже к сожалению не будет. А затем сообщил страшный диагноз его дочери.
-Может можно что нибудь сделать? Может за границей….У меня есть средства,-мать
оставила ему столько всего, недаром она жила столько лет, что только продавая
антикварные вещи, он мог обеспечить весь город. Врач покачал головой.
-К сожалению степень поражения сердца такова, что ничего сделать нельзя. Мне
очень жаль. Крепитесь.
Степан просидел возле дочери всю ночь. Он не мог понять, о чем думал, спал ли или
бредил, но утром он молча поднялся со стула, вышел из больницы, сел в свой
серебристый фольцваген Туарег, и поехал туда, где жил когда то с матерью. Он не был там давно, вначале жил у друга в общежитии, потом женился на Софии и купил дом за городом, он считал, что это будет лучше для семьи. Но сейчас он не мог вернуться домой, туда где был так счастлив с Софией и где все было готово к появлению малышки.
Открыв входную дверь в квартиру, он увидел чемодан.
-Мама?- Неуверенно позвал он. Верена вышла в коридор.» Все так же
молода и прекрасна,- безрадостно подумал он. -А моя дочь умирает, и детей у нас
больше не будет.»
Верена молча смотрела на него.
-Мама, ты должна помочь, моя малышка….Ей всего пять дней, у нее порок сердца, и она умирает.
Мать расстроенно покачала головой, он понял, что она и так все знает, и уже думала
об этом.
-Я ничего к сожалению не могу сделать! Неизлечимые болезни мне не подвластны…
Он опустился прямо на чемодан и разрыдался. Мать бросилась к нему, обняла его и попыталась утешить.
-Это жизнь сынок, она бывает беспощадна! Ты выбрал ее, теперь должен смириться и
жить дальше.
Степап поднял на нее полные боли глаза и ответил:
-Смириться?! Я не смогу никогда с этим смириться, лучше умереть!
Мать печально посмотрела на него и сказала:
-Есть еще один выход, ты знаешь какой.
-Ты думаешь, я не думал об этом! Но у меня нет никаких способностей, я ничего не
чувствую! Я смотрел на свою дочь и хотел ей помочь, но ничего не получилось.
Верена горестно рассмеялась:
-Конечно, первый раз так кажется всегда, тем более, что ты долго не начинал, ты
должен сконцентрировать всю свою волю на том, чего хочешь, а главное, ты должен
поверить, что ты это можешь! Иначе ничего не получится. Но …я хочу напомнить тебе, что после того, что ты сделаешь, если это еще получится, я как видишь не могу
исцелят подобное, но ты гораздо сильнее меня, так что шанс есть, после того, как ты
сделаешь это первый раз и изберешь этот путь, ты уже не сможешь быть с ними, это
слишком опасно, и к тому же тебе предстоит в любом случае пережить своих жену и
дочь….
-Это все больше не имеет значения, если я могу спасти их, я готов пожертвовать собой
ради них!
Она с любовью посмотрела на него и сказала:
-Ну тогда иди, и удачи тебе сынок!
Он выбежал из квартиры, не стал ждать лифта, бегом спустился вниз, сел в  машину,поехал в больницу, зашел в палату, где находилась его дочь, и закрыл за собой дверь.

София все время просила принести ей дочь, но ей говорили, что девочка находится под наблюдением и лежит в специальной камере, поэтому нужно подождать.
-Не волнуйтесь, -боясь сказать правду и этим убить ее, говорила молоденькая
симпатичная сестричка,- все будет хорошо.
Потерпите, как только можно будет, ее сразу принесут.
Но на шестой день она не выдержала, она билась в истерике и требовала принести ей
дочь. Врач обреченно пошел в палату, где лежал ребенок. Хоть бы муж ее был здесь,
подумал он, но его нигде не было видно. Он зашел в палату и закрыл дверь.

-Ничего не могу понять!-недоумевал врач, увидев весело агукающую девочку с
порозовевшими щечками, он начал слушать ее, -никаких признаков порока. Чудо какое то! «Странно, сказал он про себя ,-я не мог ошибиться…Или…мог?» Он чувствовал себя обманутым, но факт оставался фактом, девочка выглядела абсолютно здоровой. Он провел все остальные необходимые для диагностики процедуры , но ничего не обнаружил. Он сам взял малышку и отес ее к матери…

Степан шел по городу под проливным дождем, которого не замечал. Он был
счастлив и несчастлив одновременно, он спас свою дочь и тут же ее потерял… Хотя второе было уже не важно, девочка будет жить, и это главное. Он поднял вверх мокрое от дождя лицо и возблагодарил небеса за данные ему способности, которые позволили ему не дать погибнуть тем, кого он так сильно любил.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *